«Банковской системе нужно ровно столько банков, сколько помещается на экране монитора…»

 8 Февраля 2016
Распечатать

Герман, что произойдёт в ближайшие несколько лет в Интернете в области финансов, налогов и предпринимательства?

Есть несколько трендов. Первый ‒ это схлопывание банковской системы, уменьшение количества банков, виртуализация, уход совсем в Интернет. Это первый тренд. Основная причина разорения банков это не только их личная история, нормативы и ещё что-то. Дело в том, что Интернет склонен к централизации. Та история, которая была раньше, когда в Интернете растут все цветы, сейчас превращается в такое убийство экономики, различных отраслей! Сейчас банковской системе нужно ровно столько банков, сколько помещается на экране монитора. Мы можем с вами посмотреть Яндекс, Google. Три сверху, три справа. Шесть банков в Яндексе, шесть в Google ‒ вот вам минимальное число банков, которые будут между собой конкурировать, ‒ 12 банков. Я утрирую, конечно.

Вторая тенденция это то, что Интернет ‒ достаточно прозрачная история, и он сам по себе стремится к централизации. Централизация, в свою очередь,  это простота контроля. Понятно, что государство будет активно влезать, фискализировать, пытаться внедрить виртуальные кассы, и та вольница, что есть сейчас, причём я говорю даже не с точки зрения уклонения от налогов, а с точки зрения удобства работы ‒ она, конечно же, будет заканчиваться. Это очевидно, тренды видны. Дело не в ужесточении регулирования, а в нормировании. Будут и виртуальные кассы в магазинах и ещё что-то.

Это вопрос больше вытекающий из развития технологий, верно?

Да, всегда причина ‒ технологии. Государство может сказать всё что угодно, но если общество не готово, не обучено, то ничего не будет. Можно было лет 10 назад пытаться строить виртуальный банк, ничего, кстати, технически не запрещало. Просто люди не были обучены. Знаете, всегда есть компьютерная грамотность, финансовая грамотность, и, если люди не готовы, вы можете привнести что-то раньше, но всё равно ничего не получится. Сейчас люди готовы, люди потребляют, объём людей, оплачивающих разнообразные услуги с телефона, огромен, и дальнейшее развитие событий  хорошо просматривается. 

Вопрос, конечно, во времени, сколько это займёт:  год, два, три, пять, ‒ но тенденции однозначно будут такими. 

Сейчас все говорят об импортозамещении. Насколько оно повлияет на Интернет? Как я понимаю, речь идёт больше о программном обеспечении.

Для меня импортозамещение ‒ это программная история, потому что я про железо мало что знаю и это совсем не моя зона. 

Насчёт программного обеспечения я думаю, что государство будет потихонечку убеждать и госкорпорации, и остальных переходить на отечественные разработки. Понятно, что отечественных разработок чистых нет, особенно это касается операционных систем, но тем не менее какие-то процессы наметились.

Плюс, наверное, в следующие несколько лет сильно обострится конкуренция отечественных корпоративных информационных систем с зарубежными. Например, 1С пытается каким-то образом отвоевать у САПа долю. Получится или нет ‒ вопрос сложный, но тенденция войны между зарубежными и отечественными решениями очевидна. То же и на уровне пользователей: нужно уходить от проприетарного Windows на свободное программное обеспечение.

Важно, чтобы мы ушли от услуг компании, которая не может выполнять их коммерчески, которая политизирована, которая может в любой момент отключить Крым от платных услуг. А дальше есть риск, что мы не выполнили «Минск-3», и она отключит Россию.

Наша задача потихонечку избавляться от зависимости по программному обеспечению.  В Интернете всё-таки полегче, потому что у нас есть Яндекс, Рамблер, Mail.ru, ВКонтакте. То есть у нас есть достаточно хорошие решения, которые уже вполне себе импортозамещены. 

Переход на своё ПО, естественно, потребует каких-то инвестиций, откуда они придут? 

Я уверен, что отечественные разработчики разнообразных линуксовых платформ просто будут предоставлять ПО в обмен на оплату технической поддержки. Это совершенно нормальное решение, потому что в противном случае нагрузки будут очень высоки и самое главное ‒ в них смысла нет.

Сейчас бизнес много говорит о мобильности пользователей. Что в этой части будет происходить?

Мобильное направление постепенно. Мне кажется, что на текущей момент эта история сильно переоценена. Охват огромный, а рекламные результаты по сравнению с вебом не самые лучшие. Если вы лезете в маленький экранчик, то вы ничего не можете там толком разместить, потому что людей это будет раздражать, так что риски высокие. 

Конечно, разнообразные механизмы существуют, Facebook и ВКонтакте портят ленту пользователям, а такие простые старые решения типа баннеров в этой истории не идут. Надо учиться рекламодателям, но в силу малости экрана туда много не напихаешь. 

Ещё по поводу мобильности. Есть необходимые и достаточные условия. Веб по-прежнему необходим.

Продолжая тему мобильности. Сейчас каждый уважающий себя магазин стремится выпустить мобильное приложение. Это дань моде или необходимость?

Для многих это дань моде, кому-то это необходимо. Тут нет универсального ответа. Рынок формируется, и сейчас ещё сложно предсказать, кто окажется прав. Но, действительно, существует огромный пласт людей, по-моему, около 20 %, которые потребляют только мобильный контент. 

Мне нравится рост мобильных историй, но я не вижу там «одно сплошное телевидение», я не вижу там тотальной победы, и ответ очень простой. После 40 лет у людей садится зрение, и они неизбежно отказываются от мобильных устройств в пользу стационарных.

В дорожной карте вашего Института развития Интернета (ИРИ) достаточно много законодательных инициатив, направленных на превращение Интернета в орудие труда бизнеса. 

По сути, это Интернет вещей, то, что идёт следом за Интернетом 2.0, за Яндексом, Рамблером и ВКонтакте. Это то, что будет потом. Потом будет и интеграция интернет-технологий с реальными технологиями, и, собственно говоря, капитализация этих компаний будет всех восхищать. Как раньше восхищала капитализация Facebook, так сейчас восхищает капитализация Uber. 

Есть подозрение, что, помимо Интернета, у вас есть и какая-то другая жизнь.

Четверо детей. Сложная семейная жизнь, и две собаки. Старшему ребёнку 22, младшему ‒ 5.

Кстати, по поводу старшего сына. Вы собираетесь передать ему дело, а он собирается его продолжить?

Вполне возможно. История Интернета проста. Это завод, который плавит металл, можно передавать кому угодно, владеть им может кто угодно, потому что технология плавки уже очень много лет существует. В Интернете же если ты некомпетентен, ты упускаешь все возможности. Сын со мной работает около четырёх лет, я его, так или иначе, готовил к такому развитию событий. Единственное, я не готовился к тому, что это произойдёт сейчас. Я надеялся, что он мне даст 4-5 лет, чтобы уйти на пенсию. Сейчас всё приходится делать экстренно.

Подпишитесь на Новости Правоweek
Неверный Email

Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-67462 от 18 октября 2016 г. Телефон редакции: +7 (495) 784-73-75, smi@4dk.ru

Ваши замечания и предложения
Неверный формат телефона
Введите текст
Узнать стоимость КонсультантПлюс
Телефон обязателен
Неверный Email

Принимаю пользовательское соглашение

Вход в личный кабинет
Неверный Email
Стать Клиентом
Обязательно для заполнения
Неверный формат телефона
Неверный Email
Стать Клиентом
Обязательно для заполнения
Неверный формат телефона
Неверный Email